ГлавнаяО президентеСтатьи, выступленияЭкономическая политика → Проблемы экономической модели развития России в условиях рыночных отношений Доклад А.В. Сысоева на заседании Круглого стола Уральского научно-исследовательского Института Человека (УНИЧ) г. Екатеринбург 28.10.10

Проблемы экономической модели развития России в условиях рыночных отношений Доклад А.В. Сысоева на заседании Круглого стола Уральского научно-исследовательского Института Человека (УНИЧ) г. Екатеринбург 28.10.10

Уральский научно-исследовательский Институт Человека (УНИЧ) создан в 2007 году на базе Уральского отделения Российской академии наук.

Президентом УНИЧ является Председатель Президиума УрО РАН Черешнев Валерий Александрович, первым вице-президентом – ректор Уральского государственного экономического университета Федоров Михаил Васильевич, исполнительным директором – директор Института медицинских клеточных технологий Спектор Семен Исаакович.

УНИЧ – это некоммерческая организация, созданная на добровольных началах с участием руководителей высших учебных заведений, медицинских учреждений, Екатеринбургской епархии Русской Православной Церкви, государственной власти и бизнеса. Одним из активных участников Уральского научно-исследовательского Института Человека является Председатель комитета по промышленной, аграрной политике и природопользованию Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области Анатолий Васильевич Сысоев.

Уважаемые коллеги!

Поднятый нами вопрос об экономической модели, существующей в современной России, не получил еще четкого и однозначного ответа.   

На сегодняшний день в мире существуют следующие наиболее успешные экономические  модели:

         - англо-саксонская (либеральная), где регулирующая роль государства сведена к минимуму, и всемерно поощряется предпринимательская активность;

         - скандинавская (рыночный социализм), которая отличается сильной социальной политикой, ориентированной на перераспределение национального дохода в пользу наименее обеспеченных слоев населения

         -немецкая (иначе континентальная), построенная на социальном партнерстве и гибких формах государственного стимулирования экономики в виде налоговой политики, участия в развитии инфраструктуры, поддержки малого и среднего бизнеса.

         -японская, характеризующаяся определенным отставанием  уровня жизни населения от роста производительности труда, за счет чего достигается снижение себестоимости продукции и резкое повышение ее конкурентоспособности на мировом рынке.

В свое время у нас был социализм, который тоже является экономической моделью.  И есть сегодняшняя наша очень несовершенная экономическая модель, которую можно охарактеризовать как «государственно-финансово-монопольную».

Государственная составляющая – это наша «вертикаль власти», которая охватывает все уровни от федерального центра до муниципального образования и серьезно укрепляется.

Финансовый сектор сегодня вообще слился с государственным управлением, и именно он определяет вектор экономики, а не производители промышленной продукции.

Третья составляющая – это естественные монополии (электрические, газовые, железнодорожные). Мы сегодня все зависим от их политики, от того, как они себя поведут в плане установления тарифов. Также к этой категории можно отнести российские транснациональные компании.

Возможно, на данном этапе эта модель способствует сохранению целостности государства. Но очевидно и то, что в наиболее сложном положении находятся товаропроизводители, реальный сектор экономики, для развития которого у нас не создано соответствующих условий.

Таким образом, даже при нынешнем общем усилении государственной власти, у нас нет  таких нормальных систем управления экономикой и страной в целом, которые обеспечили бы успешное социально-экономическое развитие, интенсивный рост производства и модернизацию промышленности.

Сегодня пока не ясно, какая экономическая модель для России является оптимальной. Но над этим вопросом необходимо думать, предлагать комплексные решения имеющихся проблем.

В своем выступлении я хотел бы остановиться на ряде проблем, нерешенность которых препятствует нормальному развитию страны.

В первую очередь, это проблемы, связанные с формированием человеческого капитала.

Проблема демографии и трудовых ресурсов.

Человек имеет длительный период созревания от рождения до вхождения в трудовую жизнь – 18-20 лет. (прошу на меня не обижаться, но приведу такое сравнение: биологическое созревание крупного рогатого скота – 25-28 месяцев, птицы – 3 месяца).

         В советское время существовала мощная система социальной поддержки и воспитания подрастающего поколения:

         - бесплатные детские ясли и детсады;

         - бесплатные школы;

         - организацией воспитания занималась школа и общественные организации: октябрята, пионеры, комсомол.

         - бесплатное среднетехническое и высшее образование (с выплатой стипендий);

         - бесплатная медицина.

Это была цельная выстроенная модель воспроизводства трудовых ресурсов. И по сути дела определенным образом формировался менталитет людей, которые должны были придти на смену работающим.

Сейчас резко увеличилась платность всех услуг, мы практически отказались от бесплатных яслей и детских садов, уходим мы и от бесплатного образования.

В результате на людей в репродуктивном возрасте нагрузка финансовая становится исключительно высокой. Старшему поколению приходится зарабатывать не только на пропитание, но и на весь комплекс затрат, связанных с обучением и воспитанием подрастающего поколения - от рождения до получения образования и поступления на работу, т.е. до 18-20 лет. Фактически резко возрастает стоимость всего процесса, связанного с обеспечением биологического созревания и воспитания человека. Поэтому не приходится удивляться тому, что падает рождаемость.

Если мы хотим увеличить рождаемость – государство должно взять значительную часть этой нагрузки на себя.

Нам для нормальной жизни при наших громадных территориях  нужна как можно большая обеспеченность доходами. А доход может создать только человек. Если не будет достаточного количества профессионально подготовленных людей, умеющих и желающих работать, нам никакая экономическая модель не поможет.

Проблема знаний и квалификации.

В связи с выше сказанным, возникает еще один вопрос, один из главных вопросов любой экономической модели - это знания. До вступления во взрослую жизнь человека нужно соответствующим образом подготовить – не только дать знания, но и привить определенное мышление.

Совершенно иной подход должен быть к качеству образования. В период созревания – до 18 лет, когда человек начинает трудиться – мы должны в него столько вложить, чтобы новое поколение, придя во взрослую жизнь, все знало и умело, в полной мере владело современными технологиями.

В этой связи хотелось бы отметить два аспекта:

Во-первых, обучение необходимо начинать с тех, кто сам обучает.

Приведу следующий пример: в свое время мы попытались в городе Краснотурьинске ввести компьютеризацию начальных классов. Сначала подготовили тренеров, потом тренеры пошли по школам – и увидели, что очень многие учителя не хотят переходить на новые системы обучения, учиться новым навыкам.

Если подобный настрой не переломить, нормального образования у нас не будет.

Во-вторых, необходимо восстановить связь между образованием и наукой.

У нас сегодня исчезли научные школы внутри высших учебных заведений. Раньше были школы по разделу химии, алюминия и т.д. Сегодня эти научные школы, как таковые исчезают, и это большая потеря, потому что только на базе этих школ можно было получить дополнительные знания.

Проблема формирования менталитета.

В заключение, хочу остановиться на одном из главных и наиболее проблемных вопросов – формирование менталитета. Западный менталитет веками воспитывался на определенных ценностях – трудолюбии, активности, ответственности, уважении к закону и т.д. Менталитет многих наших сограждан совершенно иной - у нас всегда кто-то виноват в наших неудачах, мы все хотим получить без труда и бесплатно, и так далее.

Если мы не задумаемся, как выстроить систему, позволяющую воспитывать у людей конструктивный менталитет и получать быструю отдачу от накопленных знаний, то в принципе следующие поколения будут такими же иждивенческими, и качественного прорыва не будет. 

Далее хочу затронуть ряд актуальных проблем экономической политики.

Амортизационная политика.

В советское время доля амортизации в себестоимости продукции была 14%, сегодня она составляет 1,5-2%.

В то же время Европа начиная с 50-х годов прошлого века начала активно внедрять в жизнь амортизационную политику. В последние 50 лет в развитых странах амортизационная политика превратилась в главный инструмент стимулирования экономического роста. Доля амортизационных отчислений в общем объеме инвестиций стабильно держится на уровне 70-80%, при этом доля прибыли составляла 5-10%, доля заемных средств – 12-15%.

На Западе все делается с четкой направленностью на усиление инвестиционной активности. Предприниматель вкладывает средства в строительство нового завода и стремится эти деньги за определенный срок вернуть. В этом случае амортизационные отчисления создают стабильный источник средств для постоянной модернизации и обновления производства, дают гарантию того, что и через 10 лет завод будет конкурентоспособен. Если такого источника нет, гораздо проще получить прибыль и через некоторое время закрыть старый завод.

В России в 2007 г. структура инвестиций была прямо противоположной:

         - амортизационные отчисления – 22,8%;

         - прибыль – 19,2%;

         - привлеченные средства со стороны – 54,6% (и это при высокой стоимости заемных денег!).

         Неудивительно, что наши предприятия испытывают постоянный инвестиционный голод и высокую степень износа основных фондов.

Амортизационная политика позволяет правильнее вести процесс обновления основного капитала и повышать технический уровень производства, снижает себестоимость продукции, максимизирует прибыль и повышает устойчивость предприятия.

Обновляя основные фонды, мы гарантированно повысим производительность труда, однозначно увеличим прибыльность предприятий. Однако наше государство этого не понимает. Финансисты в Правительстве РФ, по сути дела, считают, что амортизация – это только способ ухода от налога на прибыль.

Однако, если мы хотим ориентироваться не только на сегодняшний день, а планировать развитие на будущее, мы должны активно внедрять амортизационную политику. При этом необходимо четко юридически определить, что эти деньги должны использоваться только на обновление основных фондов.

Модернизация производства без грамотной амортизационной политики невозможна. Поэтому мы должны иметь такую политику.

Таким образом, нам необходимо принятие закона «Об амортизационной политике в Российской Федерации», содержащего:

- порядок переоценки финансовых балансов предприятий, что позволит разработать типовую методику переоценки основных фондов;

-  многовариантный порядок начисления амортизации, включающий начисление амортизации на первичную стоимость с учетом переоценки основных фондов, использование инструментов ускоренной амортизации, активное применение амортизационной премии, разрешение предприятиям вводить поправочный коэффициент пересчета норм амортизации и др.;

-  контроль за использованием амортизационных средств и запрет их использования не по назначению.

Проблема естественных монополий

Проводимая государством тарифная политика характеризуется отсутствием действенного контроля над ценообразованием естественных монополий.

Ежегодно по настоянию естественных монополий принимаются волевые решения Правительства РФ о повышении тарифов от 15 до 30% на газ, электроэнергию, грузоперевозки.

Естественные монополии  обуславливают рост тарифов увеличением расходов, в том числе, инвестиционных, но при этом не ставят себе задачу по снижению издержек.  Это происходит потому, что никакого действенного контроля со стороны государства за снижением их издержек не существует, и сам порядок ценообразования не стимулирует их к этому.

В результате скачкообразный рост тарифов ложится грузом на потребителей, дезорганизует производственный процесс, приводит к повышению затрат и снижению рентабельности предприятий.

В практике развитых стран Запада применяется специальная формула образования тарифов на услуги естественных монополий:

         - вводится ценовой потолок;

         - средний тариф не может расти быстрее заданного темпа;

         - рост тарифов должен быть ниже роста потребительских цен на 2-3%;

Таким образом, динамика цен естественных монополий закладывается на длительное время. Рост тарифов определяется формулой и не зависит от уровня расходов. И это заставляет естественные монополии заниматься снижением издержек.

Нам также необходимо стремиться к тому, чтобы внедрить методику образования тарифов на длительную перспективу.

Пока же, вектор реформирования монополий движется в противоположном направлении – к снятию вообще каких-либо ограничений на рост тарифов. К примеру, ОАО «РЖД» сегодня выделило из своего состава 2 грузовые компании. Это – фактически дочерние предприятия, которые, однако, уже не подпадают под государственное регулирование тарифов. В этом году они поднимают цены на свои услуги на 30-60% - и неизвестно что будет дальше.

В Швеции существует три компании, в рамках которых интегрированы и грузоперевозки, и инфраструктура. У нас инфраструктура и грузоперевозки теперь функционируют раздельно, что еще больше усложняет ситуацию.

«Цена денег» (доступность заемного капитала)

Предприятия не могут развиваться без источников инвестирования, и одним из важнейших их источников во всем мире являются банковские кредиты. Между тем для большинства наших предприятий они фактически недоступны.

Этому препятствуют:

         - высокие процентные ставки по кредитам банков;

         - высокие требования банков по залоговым обязательствам. Сегодня залоговый капитал должен составлять фактически 4 к 1 к объему взятого кредита.

         В таких условиях не может быть никакой модернизации промышленности, ибо модернизация требует доступного капитала.

Мы сегодня наблюдаем устойчивую тенденцию, когда практически все банки начали снижать ставки по депозитам: по рублевым вкладам - до 6-7% годовых, по валютным – до 4-5% годовых. Следующим ходом должно быть снижение ставок по кредитам – они не должны отличаться от ставок по депозитам более, чем на 3-4%.

Нужно встречное движение со стороны банков, необходимо, чтобы «цена денег» действительно давала возможность вкладывать средства в модернизацию.

Аграрная политика.

Проблемы АПК в России вызваны отсутствием продуманной системы государственной поддержки сельского хозяйства. В настоящее время ни объем бюджетных субсидий и дотаций, ни формы государственной поддержки АПК в нашей стране не соответствуют реальным потребностям сельхозпроизводства.

Приведу пример аграрно-промышленного комплекса Свердловской области. За последние два года его состояние значительно ухудшилось:

- уменьшился объем бюджетных субсидий против уровня 2008 г. – всего за два года на 1586 млн. руб., в т.ч. в 2009 г. – на 1118 млн. руб., в 2010 г. – на 448 млн. руб.

 - значительно снизились закупочные цены на молоко-сырец против уровня 2008 г. В 2008 г. закупочная цена на молоко составляла 14,4 руб./литр, в 2009 г. – 9,9 руб./литр, в 2010 г. – 11,4 руб./литр. Вследствие этого сельхозпроизводители понесли потери в объеме 4,1 млрд. руб.

Таким образом, за два года общие потери сельхозпроизводителей от недостаточного бюджетного субсидирования и снижения закупочных цен составили против 2008 г. 5,6 млрд. рублей.

 - за этот же период рост тарифов к 2008 году составил: по электроэнергии – 138,5%, по тепловой энергии – 133,7%.

Положение сельхозпроизводителей в 2010 г. резко ухудшилось из-за засухи, поразившей Россию, в том числе ряд районов Свердловской области. Я по этому поводу резко выступал, особенно в июне, доказывал, что необходимо принимать экстренные меры. Однако необходимых действий предпринято не было.

В результате в 1,5-2 раза выросли цены на комбикорма, зерно, семена. Часть сельхозпроизводителей не готова к посевной и уборке урожая в 2011г. из-за отсутствия средств на техническое перевооружение и приобретение сельхозтехники для растениеводства и животноводства.

Между тем, на Западе существует целый комплекс мер поддержки АПК в виде так называемых «янтарной» и «зеленой» корзин.

«Янтарная корзина» – это меры прямого бюджетного субсидирования АПК.

«Зеленая корзина» включает в себя меры косвенной поддержки АПК на бесплатной основе по целому ряду направлений (научные исследования, подготовка кадров, информационно-консалтинговые, ветеринарные услуги, развитие инфраструктуры и др.)

В США на поддержку АПК выделяют примерно 92 млрд. долл. ежегодно, из них половина – это прямое финансирование, остальное – меры косвенной поддержки. В Японии –  примерно 49 млрд. долл.,  в Швейцарии – 5,5 млрд. долл., Скандинавия – около 14 млрд. долл. Россия – только 1 млрд. долл.

Таким образом, развитые государства, по сути дела, дают возможность своему сельскому хозяйству модернизироваться.

Наша аграрная политика также должна двигаться в этом направлении и включать в себя:

         - бесплатные услуги государства по развитию села и сельскохозяйственного производства;

         - субсидии на техническое перевооружение;

         - субсидирование продукции для поддержания приемлемого уровня цен, рассчитанных на беднейшие слои населения.

Для людей, работающих в аграрном секторе, очень важно, смогут ли беднейшие слои населения покупать продукты питания по приемлемым ценам. Но на этом пути также стоят переработчики молока и розничная торговля, которые накручивают цены. В результате у нас розничная цена молока в 3-4 раза выше цен сельхозпроизводителей, тогда как на Западе – только в 1,5 раза.

Поэтому если мы сегодня в рамках экономической политики не продумаем вопросы субсидирования сельского хозяйства - еще один такой бедственный год, и последствия будут самыми непредсказуемыми.

Система управления и структура промышленности.

Наш промышленный сектор обременен целым комплексом внутренних проблем, которые также требуют решения.

Одна из них – это система управления промышленностью. Мы, по сути дела, возродили советскую систему управления, когда целые отрасли – например, алюминиевая промышленность – объединены в рамках одной структуры.  Корпоративное управление в них настолько жесткое, что не дает принимать необходимые управленческие решения на уровне предприятий.

В 90-х годах мы на Богословском алюминиевом заводе только за счет самостоятельной экономической политики увеличили производство почти на 20% сверх проектной мощности. Корпоративное управление сегодня этого не позволит.

Вторая проблема – это неэффективное использование трудовых ресурсов и необходимость реструктуризации промышленности. Наша система управления крупными предприятиями выводит колоссальное количество людей из активного участия в экономике.

Приведу следующий пример:

- завод по производству алюминия при объеме продукции в 200 тыс. т. имеет на Западе численность работников – 500 чел., у нас – 5-6 тыс. чел.;

- глиноземный завод с объемом продукции в 3,5 млн. т. имеет на Западе численность в 1,5 тыс. чел., у нас, при объеме продукции в 1,1 млн. т. – около 8 тыс. чел.

И это касается не только алюминиевой промышленности.

Причина заключается в том, что структура наших предприятий содержит множество непрофильных производств и услуг. Сегодня примерно 70% от общей численности работников составляет вспомогательный персонал (уборщики, охрана, грузчики, транспортники, ремонтники), чья зарплата не зависит от конечного продукта.

Западная промышленность работает по принципиально иной схеме, которая основана на субконтрактных отношениях. Там предприятия занимаются только конечным производством. Все остальное – это целая пирамида взаимоотношений с поставщиками комплектующих и услуг. Все развитые страны перешли на такую систему взаимоотношений: к примеру, США в 60-е годы, Япония – сразу после войны.

Мы одни пытаемся управлять всей  цепочкой – в результате, например, включенные в штат ремонтники сидят без работы и ждут, когда что-нибудь сломается.   В действительности производительность труда наших работников не такая уж низкая. Просто на западных предприятиях есть только основная производственная технология, а все сопутствующие работы выполняются по контракту. Соответственно, поскольку они вне предприятия, они не влияют на общий показатель производительности труда.

Я считаю, что нам нужно в корне переосмыслить ситуацию. Необходимо:

- провести реструктуризацию предприятий с целью вывода непрофильных производств и услуг на аутсорсинг;

- создавать условия для налаживания субконтрактных отношений на долговременной основе с предприятиями малого и среднего бизнеса, прежде всего, тех служб, которые уже выведены из состава предприятий по принципу аутсорсинга.

Это не только позволит существенно повысить производительность труда, но и даст толчок к развитию экономики и созданию новых рабочих мест. Таким образом, мы в разы увеличили бы количество предприятий малого и среднего бизнеса, а значит и количество экономически активных людей.

Считаю, что идеи и предложения, высказанные на сегодняшнем круглом столе, нужно положить на бумагу и постараться донести итоги наших обсуждений до тех, кто принимает государственные решения.

24.04.2017

Коммерческое предложение по аренде офисных помещений

Всем собственникам малого и среднего бизнеса предлагаем стать арендатором офиса в Торговом Доме «САВИАК»  расположенном по адресу: г. Краснотурьинск, ул....

19.04.2017

Доклад А.В.Сысоева 11.04.2017

Доклад А.В.Сысоева на Окружном Форуме «Краснотурьинск - территория опережающего развития: новые возможности для предпринимательства» 11.04.2017 года, г. Краснотурьинск, читать,  в виде...

18.04.2017

ВРУЧЕНИЕ СЕРТИФИКАТОВ СТИПЕНДИАТОВ ФОНДА А.В. СЫСОЕВА

13 апреля 2017 года в Краснотурьинском индустриальном колледже состоялось торжественное вручение стипендии из Фонда Анатолия Васильевича Сысоева. 22 апреля 2004...

Группа компании «Савиак»